tea_elf (tea_elf) wrote in ru_animalife,
tea_elf
tea_elf
ru_animalife

Category:

Двадцать лет и один год из жизни российской анимации: Обзор Георгия Бородина за 2008 год

Историк анимации Георгий Бородин любезно предоставил для публикации вru_animalife очередной Обзор, посвященный развитию отечественной анимации в прошедшем 2008 году.


ДВАДЦАТЬ ЛЕТ И ОДИН ГОД ИЗ ЖИЗНИ РОССИЙСКОЙ АНИМАЦИИ

Преамбула


Необходимость написания ежегодного обзора российской анимации для НИИ Киноискусства неизбежно ставит автора перед своеобразной дилеммой. Предполагается, что обзор должен выявлять новые тенденции в развитии этого искусства, проявившиеся за описываемый период. Тем не менее автор сомневается, что возможно, не находясь на временной дистанции, четко определить, в каких случаях имеет место тенденция, а в каких – единичное исключение из общего правила. Киноведы, стремящиеся увидеть закономерность в каждом явлении кинематографа прошедшего года, рискуют «попасть пальцем в небо». Тенденции, на мой взгляд, становятся заметны только на расстоянии нескольких лет, и в таком временном промежутке, как один год, просто не определяются. Многие же долгосрочные изменения в российском анимационном кино были описаны в обзорах за прошедшие два года. Автору остается лишь рецензирование фильмов последнего времени, что, на его взгляд, не является достойным исследователя занятием.

Исходя из этих соображений, настоящий обзор разделен на две части. В первой рассматриваются те фундаментальные изменения, которые произошли с отечественной анимацией за последние 20 лет. То есть, по большому счету, смена школ – «Союзмультфильмовской» (или «старомосковской») на «Пилотовскую» (названия, разумеется, весьма условны) и причины, к этому приведшие. Вторая же часть представляет серию рецензий на фильмы последнего года, или на картины, ставшие доступными для москвичей в этот период. В ней автор попытался, по возможности, конкретизировать или уточнить некоторые постулаты первой части.

1. ТЕНДЕНЦИИ И РЕЗУЛЬТАТЫ

В киноведческих и журналистских работах российская анимация, как правило, рассматривается как нечто цельное и единое, а процесс ее исторического развития – как некое непрерывное действо, объединяющее и уравнивающее различные этапы становления этого феномена. Среди переломных моментов выделяются, как правило, лишь два: смена технологий середины 1930-х годов (завершившаяся образованием «Союздетмультфильма») и «революция» начала 1960-х, заслугу которой в последнее время стало модным приписывать одному Ф.С.Хитруку, что не является ни корректным, ни исторически справедливым, в особенности, если внимательно рассматривать изменения, происходившие в «Союзмультфильме» на протяжении 1957-1962 годов (достаточно вспомнить такие ленты, как «Знакомые картинки», «Козленок», «Большие неприятности», «Лиса, Бобер и др.», «Ключ», «Баня», «Мир дому твоему», первые выпуски «Мультипликационного крокодила» и мн. др.). Автору ныне представляется, что отечественная анимация – явление еще более «дискретное», состоящее из нескольких связанных между собой исторически, но неравнозначных друг другу феноменов, из которых наиболее яркий, результативный и уникальный – феномен «Союзмультфильма» 1960-80-х годов. Он же – наиболее памятный и любимый зрителями. Сегодня очевидно, что такого феномена более не существует, однако мало кто пытался описать и проанализировать даже в общих чертах, как и почему сгинула «союзмультфильмовская» культура, что пришло ей на смену, и в чем отличия старой и новой «школ».

Кризис «Союзмультфильма», сделавшийся очевидным к середине 1980-х годов, имел глубокие корни, уходящие в 1970-е. В первую очередь это – кадровая «мина замедленного действия», которая была заложена в то десятилетие. Если в 1960-е годы каждый новый год был ознаменован несколькими режиссерскими дебютами, открывавшими имена будущих классиков и «звезд первой величины», то в 1970-е такого больше не наблюдалось. Из дебютов «семидесятых» в «звезды» вышли впоследствии лишь несколько имен (Э.В.Назаров, Г.Я.Бардин и некоторые другие). Причиной, в частности, было появление первой «параллельной» «Союзмультфильму» московской анимационной студии – «Мульттелефильма». В период правления М.М.Валькова недовольным его политикой студийцам «стало, куда уйти». Кроме того, «Мульттелефильм» был заинтересован в заполнении кадровых ниш, и там было намного проще повысить тарификацию и получить право на режиссуру. Это привело к значительному оттоку работников «Союзмультфильма» на телевидение, а также к тому, что многие заметные режиссерские имена были открыты именно там. Правда, общий уровень работ «Мульттелефильма», в том числе и по вышеописанным причинам, долгое время не дотягивал до «союзмультфильмовского». Но к 1980-м годам прогресс стал очевиден (особенно в области кукольной анимации), хотя на «Союзмультфильме» старались не обращать на это внимания и не придавать «Мульттелефильму» серьезного значения (А.П.Тимофеевский позже назвал подобные настроения «союзмультфильмовской дедовщиной»). Вместе с тем, «Мульттелефильм» не позиционировал себя в качестве конкурента или альтернативы «Союзмультфильму». Между этими студиями было лишь творческое единоборство, но никак не борьба за существование (тем более, что они относились к разным ведомствам – Госкино СССР и Гостелерадио СССР, с разными формами проката). Скорее, «Мульттелефильм» стал своеобразным сообществом «союзмультфильмовских эмигрантов», помнящих о своем родстве.

Последствия запуска этой кадровой «бомбы замедленного действия» начали давать о себе знать в восьмидесятые. На «Союзмультфильме» произошла смена поколений. Еще в начале десятилетия ушли из жизни Л.К.Атаманов и Б.П.Степанцев, в середине же – за два-три года практически сошло на нет поколение «патриархов». «Шестидесятники» заняли места «старших классиков». И тут-то проявилась бедность режиссерских дебютов 1970-х. Столь же талантливой «молодой крови» не появилось. Печальные результаты стала давать практика получения режиссуры просто «за выслугу лет», без учета способностей. Кроме того, студийцы вспоминают и установку «сверху» «очистить штат от пенсионеров» («открыть дорогу молодым»), из-за чего студия лишилась значительного числа трудоспособных режиссеров, вынужденно ушедших на пенсию. Тому, что режиссер – профессия преимущественно возрастная, значения не придавали. Тогда же «ушли» легендарных художников – А.М.Савченко, С.К.Русакова, В.А.Никитина. Многие покидали студию без сожаления, т.к. неповторимая студийная атмосфера испарялась на глазах. Заметно подрастерял свой вес и авторитет и худсовет – былая гордость студии и гроза съемочных групп.

Все это привело к смене иерархии. Неоправданно большое значение стали придавать режиссерам, продвинувшимся по партийной линии. Сотрудники, использовавшие свою партийность для карьерного роста и увеличения общественной активности, были на студии и раньше (Ф.С.Хитрук, Б.П.Степанцев и др.), но тогда их творческий вес не уступал партийному, и их режиссерские заслуги мало кем ставились под сомнение. Прежняя иерархия была более объективной. Перечить на худсовете Иванову-Вано, Атаманову, Степанцеву или Качанову не смел никто, «выскочек» моментально поставили бы на место. Только получив несколько фестивальных поощрений, молодой режиссер осмеливался осторожно высказывать мнение о работах коллег, в том числе старших. Разумеется, это не касалось кулуарных бесед, где свобода выражения мнений была неограниченной. Теперь же система координат терпела все большее искажение. Нездоровье «Союзмультфильма» стало очевидным. На семинарах в Болшево и на ежегодных творческих отчетах велись безрезультатные дискуссии о методах лечения больного. Раздавались предложения о «вливании молодой крови», разделении на творческие объединения, реформе системы режиссерских дебютов и более экзотических мерах.

К 1990-м годам «Союзмультфильм» находился уже в запущенной стадии болезни. Начался массовый исход мастеров в более «хлебные» и удобные для работы места. К творческим «болячкам» добавились организационно-правовые, а после «перехода на аренду», когда студия оказалась обладателем прав на коллекцию фильмов, нашлись и желающие приблизить ее конец «искусственным путем».

Именно в подобные исторические моменты на сцену выходят молодые энергичные талантливые провинциальные «варвары», чтобы на обломках загнивающей старой культуры строить новую, альтернативную. Таким «варваром» в истории российской анимации стал Александр Татарский.

Продолжение...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments